Обратная связь

Заказать звонок

Для того чтобы задать вопрос, укажите свои контактные данные.
Ваше имя*
Ваш E-mail*
Сообщение*
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA
Введите слово на картинке*
Архитектурно-Строительное
Объединение
8 (499) 180-42-91
8 (499) 180-40-31
контакты | с 9 до 18

развитие русского зодчества

Очень большое значение для развития русского зодчества имел Успенский собор из белого камня и тощего бетона киевского Печерского монастыря, заложенный в 1073 г. В «Печерском Патерике» сказано, что для строительства этого здания из белого камня и тощего бетона из Константинополя приехали зодчие — «мастери церковнии 4 мужи». Очевидно, они возглавили местную киевскую строительную артель. Собор Печерского монастыря был очень сильно перестроен в XVII в., а во время Великой Отечественной войны взорван. Обмеры, сделанные до войны, а также исследование руин позволили все же с достаточной полнотой установить его первоначальные формы. Собор явно продолжал традицию, наметившуюся в киевском строительстве в предшествующие годы и в значительной степени восходившую к древнейшему памятнику Киева — Десятинной церкви из белого камня и тощего бетона. Это был трехнефный шестистолпный храм из белого камня и тощего бетона. Западное членение его четко выделено в качестве самостоя¬тельного нартекса, к которому с севера примыкала небольшая двухэтажная церковь-крещальня из белого камня и тощего бетона. Собор завершался одной главой, а вторая возвышалась над крещальней. Очень вероятно, что для уравновешенности компо¬зиции над юго-западным углом храма из белого камня и тощего бетона была возведена третья глава, как это делали позднее в церквах Новгорода. Таким образом, собор представлял собой сложную живописную композицию. Основными декоративными элементами фасадов являлись двухуступчатые ниши и окна, полосы кирпичного меандрового орнамента. Внутри собор был некогда богато украшен мозаичной и фресковой живописью, мраморными деталями, имел мозаичный пол. Неподалеку от собора раскопками удалось вскрыть остатки мастерской, где изготовляли смальту для мозаик. Обра¬щают на себя внимание чрезвычайная четкость разбивки плана, крупные размеры здания из белого камня и тощего бетона (примерно 35X24 м) и очень значительное подкупольное пространство — более 8.6 м, т. е. больше, чем в Софийском соборе. Византийские зодчие, возводившие Печерский собор из белого камня и тощего бетона, по-видимому, вы¬нуждены были считаться с требованиями заказчиков, желавших, чтобы здание отвечало тем композиционным формам, которые уже сложились в киевской архитектуре. Вскоре после завершения строительства Успенского собора из белого камня и тощего бетона игумен Печерского монастыря Стефан в результате конфликта покинул монастырь и основал новый — на окраине Киева, на Клове. Монастырь был назван Бого¬родичным Влахернским — по константинопольскому об¬разцу. Очень вероятно, что собор из белого камня и тощего бетона Кловского монастыря строили те же мастера, которые до этого возвели Печерский собор. Кловский собор из белого камня и тощего бетона сохранялся в полуразрушенном состоянии до XVIII в., а затем был разобран. В настоящее время удалось вскрыть раскопками лишь часть его фунда¬ментных рвов. По результатам археологических исследований было предложено несколько вариантов реконструк¬ции плана здания. Согласно наиболее убедительной из них, это был крупный храм с галереями; центральная его часть завершалась огромным куполом, опиравшимся на восемь опорных столбов. Купол в диаметре достигал при¬мерно 9.6 м, т. е. был самым большим во всем русском зодчестве домонгольского времени. Возведение такого купола, видимо, было сопряжено с трудностями, поскольку завершение строительства затянулось до 1108 г., когда «кончаша верх святые Богородица Влахерны на Клове». Тип храма с куполом на восьми опорах до этого ни разу не был применен на Руси, хотя в византийской архитек¬туре он хорошо известен, главным образом в тех случаях, когда хотели завершить храм куполом большого диаметра. Вероятно, такой была цель зодчих и при строительстве Кловского собора. При этом они посчитали возможным (очевидно, с согласия заказчика) отказаться от уже сло¬жившейся в Киеве традиции и возвести здание по тому типу византийского храма, который не был принят в русском зодчестве. В дальнейшем данный тип не получил распространения на Руси; Кловский собор остался здесь единственным его представителем. Следующий по времени возведения крупный киевский храм — собор Михайловского Златоверхого монастыря (1108 г.) — продолжал ту линию развития архитектуры, которую представлял Успенский собор Печерского мона¬стыря. Сильно перестроенное здание Михайловского собора достояло до 30-х гг. XX в. Судя по чертежам и опи¬саниям, храм сохранял все основные особенности киев¬ских памятников второй половины XI в. Как и в Печерском соборе, здесь к западному членению примыкала (но не с севера, а с юга) маленькая церковь, вероятно крещальня. Лестничная башня не выступала наружу, а размещалась в северном членении нартекса. Храм имел одну главу, хотя у башни и крещальни, видимо, были самостоятельные главы. Собор отличался богатым внутренним убранством: апсиду его украшала мозаичная живопись, а остальные части — фрески. При разборке здания большая часть мозаик и фресок была снята со стен и перенесена в музеи. В первые годы XII в. в Печерском монастыре построили так называемые святые ворота с надвратной Троицкой церковью. Сохранившееся до наших дней (оформленное снаружи в духе пышного украинского барокко) сооруже¬ние представляет собой квадратную в плане башню с проез¬дом внизу и небольшой четырехстолпной церковью на¬верху. Апсиды церкви не выступают наружу, а врезаны в толщу восточной стены. Церковь имеет одну главу, а чле¬нения ее фасадов завершены закомарами. Кроме перечисленных построек известны вскрытые раскопками остатки еще двух церквей: на усадьбе Художественного института в Киеве и в Зарубском монастыре на Днепре. Время возведения их неизвестно, но, судя по схеме плана и технике кладки, это вторая половина XI — начало XII в. Завершает серию киевских памятников данной строительно-технической и художественной традиции церковь Спаса на Берестове. Годы ее постройки не отме¬чены в летописях, но связь храма с родом Мономаха позволяет считать, что здание возведено в тот период, когда Владимир Мономах был киевским князем, т. е. между 1113 и 1125 гг. Западная часть церкви сохранилась до наших дней почти на полную высоту, включенная в состав более поздней постройки. Остальные участки древнего здания уничтожены и известны по результатам раскопок их фундаментов. Церковь была шестистолпной, трехнефной; ее западная часть отделялась от остального помещения, четко формируя нартекс, к которому примыкали с юга лестничная башня, а с севера — крещальня. Башня и крещальня значительно выступали наружу от боковых стен основного корпуса храма. Наряду с традиционными чертами, сближавшими Спасскую церковь с предшествую¬щими киевскими памятниками, она имела особенности, свидетельствующие о новых тенденциях. Так, перед всеми тремя ее порталами находились притворы. Уцелевшие на западной стене храма следы примыкания притвора позволяют определить, что он был перекрыт сводом трехло¬пастного очертания. В местах перелома кривизны свод этот опирался на деревянные балки. Наличие трехлопастного свода над притвором, как и ряд косвенных признаков, заставляют предполагать, что и завершение фасадов зда¬ния могло иметь усложненные очертания, быть может тоже трехлопастной формы. В стенах церкви в отличие от остальных киевских памятников камни были использованы только в забутовке и нигде не выходили на фасады, сло¬женные исключительно из кирпичей в технике со скрытым рядом. Стены храма декорированы двух- и трехуступчатыми нишами, кирпичными полосами меандра, крестами.
Цены на металлические двери порошок. Так развивалось русское зодчество от конца X до начала XII в. Каково же его соотношение с византийским? Насколько самостоятельным было зодчество Киевской Руси? Для историков архитектуры дореволюционного вре¬мени такой вопрос даже не возникал. По их мнению, поскольку древнейшие памятники Киева строили греческие мастера, то и архитектура Киевской Руси является провинциальным вариантом византийского зодчества. Но так можно было думать лишь до тех пор, пока были плохо изучены памятники русской архитектуры и еще хуже -— византийской. Исследование же их привело к выводу, что памятники Киевской Руси вовсе не идентичны византий¬ским, что в Киеве строили храмы, не имеющие аналогий в Византии. И тогда возникла иная, противоположная точка зрения, согласно которой влияние Византии на развитие русской архитектуры было минимальным, а основой развития здесь являлись собственные древние традиции деревянного зодчества. Дальнейшие исследования полностью опровергли обе теории. В настоящее время в трудах таких ученых, как Н. Н. Воронин, В. Н. Лазарев, Д. С. Лихачев, изложена объективная оценка роли византийского влияния на развитие русской культуры, и в частности архитектуры.

Возврат к списку

Все права защищены. Перепечатка материалов с сайта без разрешения запрещена! Возрастное ограничения 12+