Обратная связь

Заказать звонок

Для того чтобы задать вопрос, укажите свои контактные данные.
Ваше имя*
Ваш E-mail*
Сообщение*
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA
Введите слово на картинке*
Архитектурно-Строительное
Объединение
8 (499) 180-42-91
8 (499) 180-40-31
контакты | с 9 до 18

история развития мебели

Юго-западную часть Калевальского района от Вокнаволока до Кондокп опи­сал этнограф Л. Л. Капица. Он констатировал наличие здесь изб старого типа в форме буквы «Г», жилое помеще­ние которых объединяется с хозяйствен­ными строениями, и построек нового типа, где жилая часть совершенно отделена от хозяйственной. Он предполагал, что последний тип домов и усадеб  заимствонан из Финляндии. Д. А. Золотарев и Л. Л. Ка­пица отметили широкое распространение в обследованной ими части Калевальско­го района печей с камельком. Р. М. Габе по материалам Этнографического музея в Ленинграде (планов домов, снятых эт­нологической экспедицией) заключил, что планировка домов и усадеб Ухтинского (ныне Калевальского) района характеризуется большим разнообразием и сложностью. 

Западную часть центральной Карелии (ныне Муезерский район) обследовали в 1894 г. финские исследователи И. Бломтси и В. Суксдорф. По опубликованным ими материалам можно заключить, что для наиболее старых курных изб харак­терно отсутствие связи жилых и хозяй­ственных   частей  или   беспорядочное  соединение разновременных срубов. В более новых постройках уже ощущается связь жилья подпора-сарая. Промежуточное по­ложение между новыми домами и очень старыми курными избами занимают по­стройки, называемые авторами просто «старые дома» или «старые усадьбы», в которых заметно стрем­ление к объединению жилой и хозяйственной частей, но план носит еще достаточно   хаотичный характер. 

В юго-западной Карелии (в восточной части Суоярвского и в западной части иряжинского районов) до последнего времени строились дома-комплексы, но сохранявшиеся еще кое-где в 50-х годах отдельно стоящие хлева с сараями на­верху дают основание предполагать, что в прошлом здесь также существовали дома и усадьбы, не связанные с хозяйственными помещениями. 

Для всей остальной Карелии, безуслов­но, типичны дома, объединяющие жилье и двор-сарай, этакие усадьбы. Такие дома и усадьбы распространены как в карельских, так и в русских райо­нах края. Нетрудно усмотреть определен­ную закономерность в распространении типов домов в Карелии. Так, на ее крайнем северо-западе дворы-сараи, при­страиваемые к жилью, неизвестны вооб­ще. Несколько южнее дома без хозяйст­венных частей встречаются наряду с такими усадьбами: до­мами-комплексами и домами с неоргани­зованной хаотичной связью жилых и хо­зяйственных помещений, которые явля­ются как бы переходной формой между двумя первыми типами домов. На юго-западе Карелии встречаются только до­ма-комплексы, типичные для всех осталь­ных районов края с карельским и рус­ским населением (кроме русского По­морья).    Таким    образом,    в    настоящее время юго-восточная граница распростра­нения домов, в которых жилье не связано с двором-сараем, проходит по Калевальскому и юго-западной части Лоухского районов, но, судя по данным И. Бломстеда и В. Суксдорфа, еще в XIX в. она проходила значительно южнее (по Муезерскому району), а в более далеком прошлом, вероятно, совпадала с южными границами территории, заселенной каре­лами. 

В настоящее время общепризнано, что северорусский комплекс жилища сложил­ся в пределах средневековой новгород­ской земли и распространился при нов­городской колонизации по всему Северу. С другой стороны, вы­ше приводилось мнение этнографов Д. А. Золотарева и Л. Л. Капицы о том, что дома, не соединенные с двором-са­раем, заимствованы из  Финляндии. 

Прежде чем сделать окончательный вывод, рассмотрим хотя бы в самых об­щих чертах вопрос о русском и финском влиянии в Карелии. Последнее в южной и средней части края наблюдается на сравнительно неширокой пограничной по­лосе, причем в архитектуре оно прояв­ляется лишь в отдельных элементах и второстепенных деталях позднего проис­хождения: в вертикальной обшивке стен, в некоторой модернизации орнаменталь­ных мотивов, в применении окантован­ных бревен и т. д. Иное положение сло­жилось на северо-западе Карелии, кото­рый в конце XIX — начале XX в. подпал под сильное финское влияние. Этому спо­собствовала торговля между жителями селений и волостей Карелии и Финлян­дии (например, только в 1893 г. в Фин­ляндии перебывало 1139 коробейников из Кемского уезда. По словам Р. Ф. Тароевой, посещение Финляндии коробейниками привело к ряду заимство­ваний (например, был заимствован ди­ван-кровать, бытовавший в Карелии в конце XIX в. . У ухтинских и кестеньгских карел очень рано «осо­временился» интерьер жилищ — исчезли неподвижные лавки и появилась город­ская мебель. Вместе с тем фин­ские влияния, безусловно, «исторически молоды». Очень любопытны наблюдения Д. А. Золотарева, обратившего внимание на то, что в одежде северо-западных ка­рел, наряду с новыми финскими влияния­ми, ощущаются следы более старых рус­ских влияний. Например, широкое рас­пространение в качестве праздничного платья здесь получили старомодные длинные до пят русские сарафаны. «Как ни странно, подобный наряд не сохра­нился в такой мере в Кемском крае, а здесь, вдали от Поморья, откуда он проник, ...бытует во всей полноте». Даже финны восточной Финляндии заимствовали ряд элементов русской ма­териальной культуры, причем про­водниками русских влияний скорее всего явились карелы и вепсы. производители мебели спб началось еще за долго до эпохи петра I .  В Финском музее-заповеднике на ост­рове Сеурасаари находится усадебный дом-комплекс из деревни Мойсейнваара (восточная Финляндия). Очень показательна аннота­ция к памятнику, в которой, в частности, говорится, что этот вид строений, харак­терный для всей северной России, рас­пространен среди православного населе­ния округа Салми, но его влияние ощу­щается и на западе. 

В заключение следует отметить еще одну особенность северо-западной Карелии. «Западный район,— констатировал Д. А. Золотарев,— сохранил в качестве пережитков элементы старой культуры сильнее, чем восточный». Именно здесь были записаны руны Калевалы, собраны интереснейшие этнографические материалы и, в том числе, обнаружены печи с камельком — своеобразное соединение русской печи с открытым очагом. 

Л. Л. Капица так объясняет возникновение камелька. Возможно, у древних обитателей Карелии был открытый очаг. В дальнейшем в результате культурных контактов с русскими карелы заимствовали у них тип печи, но несколько видоизменили его, устроив привычный очаг. В настоящее время камелек сохранился только в северо-западной Карелии, а в остальных частях края исчез давно и «лишь более широкий и длинный шесток сохраняет сбоку для подвешивания котелка крюк, когда-то бывший принадлежностью камелька». 

Любопытно отметить, что Д. А. Золотарев на основании обследования северо-западной Карелии в 20-х годах писал, что русская печь с камельком встречается в деревнях Ухтинского района и «в других волостях северо-западной Карелии, например Кестеньгской, но уже утрачена в Кемском районе». А  спустя   почти   30   лет   автор   находит печь с камельком в усадьбе в деревне Вокшезеро (по материалам автора). Де­ревни Вокшезерского куста отрезаны труднопроходимыми болотами от осталь­ной части района, и поэтому здесь, в частности, сохранились старые типы печей. 

Этот пример позволяет предположить, что печи с камельком некогда бытовали и в других частях Карелии и исчезали по мере усиления русского влияния. 

Подобие камелька встречается и у других финно-угорских народов, в частности у финнов. Но нельзя объяснять сохранение печей с ка­мельком финским влиянием, так как, наоборот, благодаря более тесному со­прикосновению с Финляндией в погра­ничной полосе Карелии «печь эволюцио­нирует дальше в направлении культур­ного усовершенствования шестка — появ­ление плиты и постепенное исчезновение камелька как потерявшего свой смысл пережитки». 

Такова в общих чертах картина рас­пространения и переплетения русских и финских влияний в северо-западной Карелии. Она показывает, что ограничен­ное во времени финское влияние не могло оказать существенного воздействия на развитие карельской архитектуры. А так как и русское влияние ощущалось здесь относительно слабо, то возникали усло­вия для сохранения многих самобытных архитектурных форм, нашедших себя в различных домах и усадьбах. 


Возврат к списку

Все права защищены. Перепечатка материалов с сайта без разрешения запрещена! Возрастное ограничения 12+