Обратная связь

Заказать звонок

Для того чтобы задать вопрос, укажите свои контактные данные.
Ваше имя*
Ваш E-mail*
Сообщение*
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA
Введите слово на картинке*
Архитектурно-Строительное
Объединение
8 (499) 180-42-91
8 (499) 180-40-31
контакты | с 9 до 18

входные двери

Большое внимание А. К. Буров уделял выбору материалов для отделки фасада Дома архитектора. Стена облицована темно-красной керами- I ческой плиткой с шероховатой фактурой. Раскладки выполнены из светло-серого мрамора, «филенки» — из плиток золотой смальты. Цоколь,
анты арок, архивольты и карниз проекта дома — из белого искусственного камня. За-полнение арок и входные двери — из мореного дуба, остекление витража— стеклами Фурко. Картуш в верхней части фасада, на котором изображен схематический план Москвы, выполнен в майолике. Сочетание материалов с разной фактурой, насыщенный цвет стены, картуша, золотых филенок, контрастирующий с белыми деталями проектов домов ; темные дубовые переплеты с золотистыми петлями и ручками отвечали общему праздничному и торжественному облику здания проекта дома.
Открытие нового Дома архитектора состоялось 15 февраля 1941 г. Архитекторы единодушно одобрили постройку. В журнале «Архитектура СССР» приводятся высказывания ряда ведущих архитекторов по поводу этого здания '. Профессор Л. Ильин: «Небольшой фасад решен (архит. А. К. Буровым) лаконично и при малых масштабах кажется достаточно монументальным. Он как бы выражает ту идею, что работа архитектора должна заключаться не в мелочах проекта дома, мещанских формах, а в решении больших, принципиальных задач».
Академик архитектуры Л. Руднев: «Новое здание Дома архитектора в Москве оставляет чрезвычайно отрадное впечатление. Фасад решен в простых и ясных формах. Хорошо воспринимается и герб на фасаде. А. К. Буров правильно поступил, что в трактовке фасада нового здания совершенно не считался с фасадом старого здания в проекте дома, мелкие членения которого исключали возможность дать образ современного советского сооружения».
Архитектор Я. Корнфельд: «Общий тон архитектуры нового здания серьезный, сдержанный и своеобразный — рассчитан на взыскательную профессиональную критику. Я оспариваю право фасада ка независимое существование вне органической связи с лежащим за ним зданием проекта дома. Но я не могу отрицать, что в этой ограниченной сфере двухмерного живописного существования фасад обладает достоинствами тонкой гармонич-ности пропорций и рисунка деталей, богатым цветовым построением. Энергичный масштаб, лаконичность и ясность композиции фасада придают новому зданию выражение значительности».
Архитектор Н. Былинкин: «Большой объем новой части здания, значение ее для всего содержания дома, весьма специфический «стиль» старого дома — все это правильно учтено А. К. Буровым, который создал совершенно самостоятельный образ проекта дома. Всякие увязки были бы здесь совершенно неуместны. А. К. Буров показал, какое значение имеет лаконичность приема, правильный масштаб и пропорции. Он дал архитектуру в изобразительном плане, но эта изобразительность построена логично и ясно».
Сооружение Дома архитектора было событием в архитектурной жизни Москвы и заслужило самую высокую оценку. Впоследствии многие архитекторы проектов домов— М. О. Барщ, М. И. Синявский и другие относили это здание не только к лучшим постройкам в Москве, но и к лучшим произведениям советской архитектуры этого периода.
Основу научной и архитектурной деятельности Бурова в эти годы продолжала составлять работа над проектами жилых домов. Смысл ее он видел
не только в разработке их архитектурного образа, но, разумеется, и в организации быта, продуманной до мелочей — рациональной планировке и оборудовании квартир, обслуживании, предусмотренном в структуре Дома. Именно так Буров понимал сущность архитектуры как целостного явления проектов дома.
Проект восьмиэтажного жилого дома для работников цирка на Садо-во-Самотечной улице в Москве был задуман в виде своеобразной гостиницы с интересно решенной планировкой и оборудованием дома, учитывающими специфику быта артистов этого жанра. На первом этаже предполагалось разместить просторный вестибюль, ряд подсобных помещений, большой магазин и кафе, на восьмом этаже — клуб и небольшую библиотеку. Второй этаж отводился для детей: здесь должен был быть организован пансионат на 60—65 детей актеров, временно живущих в доме. На остальных этажах располагались квартиры-номера с одной или двумя жилыми комнатами и душем.
В доме предполагалось по-новому организовать обслуживание проживающих, о чем Буров пишет: «Я поставил своей задачей создать такой I жилой дом, где бы соединялись удобства индивидуальной квартиры с полным общественным обслуживанием (для этого я использовал опыт своей поездки в Америку). Разрабатывая архитектуру этого здания, я в I очень простой форме пытался выразить оптимистический характер всего сооружения. Я этого добивался (и, надеюсь, добился) путем сочетания четкого пропорционального расчленения организма с живописным, ритмическим решением объема. С основным белым цветом здания будут контрастировать скульптурные цветные наличники, обрамляющие наподобие букетов цветов оконные проемы (скульптурные наличники будет исполнять художник Л. Бруни)» [15].
И позже в дневнике 16/11 1943 г. запись: «В доме «циркачей» на Садовой я впервые в 1937 г. поставил задачу изобразительного решения фасада без украшения архитектуры — архитектурой, средствами полихромной скульптуры (цвета). Когда я его делал я думал о Парфеноне, о кур-ватурах и
пластическом ритме» [43, с. 100]. Это — очень существенное замечание; в корне которого лежит постулат И. В. Жолтовского: «Не украшайте архитектуру архитектурой».
В 1938 г. А. К. Буров участвует в проектировании ансамбля жилых домов на Можайском шоссе в Москве. Экспериментальный дом, спроектированный Буровым, органично вписался бы в общую застройку. Этот очень своеобразный проект не был реализован. Но нельзя не признать справедливости его мысли, что создавать улицы нужно не отдельными домами, хотя и отличными, а по единой целостной схеме. Главный фасад дома выходит на север, слабо освещен, поэтому архитектурной выразительности автор достигает, применяя плоский рельеф и цвет: для штукатурки стены — зеленый (под травертин) и для керамических деталей (венчающего карниза, балконов, консолей и тяг над четвертым этажом)— белый. Фриз, идущий по главному фасаду, сделан из декоративных многоцветных майоликовых букетов. Наличники, с применением таких же майоликовых вставок, украшают входы в магазины.
На страницах «Архитектурной газеты» отмечалось: «Большая простота решения, выразительность энергично развитых пропорций и колористическое единство делают этот проект наиболее сильным в общей линии Можайского шоссе»1. Сила и лаконичность решения фасада дома оказались несопоставимыми с другими проектами, представленными одновременно.
В четком планировочном решении жилого дома на Можайском шоссе Буров ставил задачу создания комфортабельных малометражных квартир. Он предлагает пересмотреть существующие нормы проектирования квартир и вводит новые для практики тех лет планировочные приемы. Эти предложения разрабатывались на основе большой научной работы по исследованию планировки квартир и оборудования кухонь, проведенной А. К. Буровым в Академии архитектуры СССР в эти годы.
При создании вещей, отвечающих потребностям человека, основным принципом, которым должен руководствоваться архитектор, Буров считает принцип большой экономии. В своей книге «Об архитектуре» он пишет: «Необходимость экономии человеческой энергии при организации материальной среды, создаваемой архитектурой, является аксиомой, давно осознанной в нашей стране. Забывать эту истину нам, архитекторам, нельзя» [39, с. 54].
Комфорт понимается Буровым как целесообразность, экономия моральных и физических сил, времени и энергии человека. Нерациональность, необходимость лишних движений, неоправданных усилий он считает результатом несовершенства архитектурного или дизайнерского решения.
Детальный анализ зарубежного и отечественного опыта, проведенный Буровым, послужил основой для разработки предложений по изменению действующих и созданию новых отечественных стандартов и общего повышения уровня комфорта массовых жилых домов. Научно-исследовательские и экспериментальные работы, посвященные проблеме малой квартиры, разработка идей новых планировочных решений жилых домов были началом значительного по результатам периода работы А. К. Бурова в области массового жилищного строительства. Идеи эти нашли свое продолжение и развитие в проектах жилых домов на Ленинградском проспекте (1941 и 1951 гг.), серии жилых домов для сборного строительства и др.
Буров приходит к пониманию необходимости принципиального изменения направленности архитектуры — необходимости, связанной с ее новыми социальными задачами, новыми потребностями и техническими возможностями общества.
Работы Л. К. Бурова в области сборного домостроения. В 1937 г. в Москве состоялся первый Всесоюзный съезд архитекторов. На съезде были определены основные направления развития советской архитектуры, поставлены задачи индустриализации строительства и вопросы типового проектирования жилища.

Возврат к списку

Все права защищены. Перепечатка материалов с сайта без разрешения запрещена! Возрастное ограничения 12+